«Видимо, соблазна книг не одолеть…»

из романа «Книжный вор»

«Advance, Australia fair!» — так начитается гимн Австралии, шестой по величине страны мира. Что ж, вперед стремимся и мы.

Слово «australis» переводится с латыни как «южный», но сами австралийцы, говоря о родине, используют разговорное Oz.

Легенды о неведомой южной земле восходят к стародавним временам, однако уже к XVII веку всё омытое двумя океанами перестанет быть тайным. А стараниями английского военного моряка и первооткрывателя Джеймса Кука на материке появится первая британская колония.

Австралия — страна обширных пустынь и долин, тем не менее даже обыватели знают о ее ярких достопримечательностях. Нетронутая природа соперничает с современными городами. Сюда со всего мира стремятся любители приключений и подводного плавания. Эта земля — настоящая сокровищница для туристов: чего стоит только упомянуть Большой Барьерный риф, загадочное розовое озеро Хиллер, Голубые горы или реку Ярра.

Мы же задержимся в Сиднее. Современный город – самый старый, самый большой и самый культурный из всех других в Австралии. Здесь найдутся развлечения на любой вкус. Широкие песчаные пляжи и живописные водные прогулки по Сиднейской гавани актуальны для тех, кто истосковался по морю. Вокруг города разнообразие национальных парков — возможность погрузиться в историю, культуру и загадки этой страны. Роскошь, одним словом.

Список интереснейших мест, куда можно отправиться за эстетическим удовольствием, полнится и музеями, и парками, и кварталами, и пляжами, и торговыми центрами, и мостами. Если уже насытились, можно окунуться в австралийскую музыку — послушать, в литературу — почитать. Наконец-то.

Всё одолеть мы не в силах, но одного молодого и талантливого писателя из Сиднея сейчас же обсудим.

Маркус Зусак летом отметил свой 45-летний юбилей. Творческая известность, премии и признание не заставили себя ждать после выхода в свет романа «Подпёсок», опубликованного далеко не сразу. О чем мог написать юный совсем писатель, страсть как мечтающий о похожести на Хемингуэя? О внутреннем мире подростков, мальчишек преимущественно. И можно решить, что все остальные книги посвящены людям молодым. И действительно они о детях взрослым языком. Взрослым еще и потому, что не менее чем на семистах страницах.

Читатели признаются: вкушать авторский слог — удовольствие истинное. Что ж, откроем любой роман и сравним со вступлением тома «Анна Каренина». Для последнего нам даже не придется залезать в шкаф, ибо кто ж не помнит: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Обладает ли слог Зусака той же мягкостью, зефирной легкостью и вкусом? Считаю, Лев Николаевич начало выиграл.

Особняком на полке творчества этого писателя будет стоять роман 2006 года хотя бы из-за одного только исторического фона: война, Германия, реальные воспоминания матери Зусака и художественный вымысел. Я о романе «Книжный вор».

Говорят, есть тяжелые темы. Хуже этого: есть темы неподъемные. Вероятно, писательский подвиг — решиться написать о Холокосте через семейные воспоминания. И только уважая этот подвиг, я никогда не призналась бы Вам, друзья, что книга для меня неоднозначная. (Если бы Вы были экспертами экзамена, то это предложение стоило бы сожжения всей работы.)

Начав с трюка, авторского игрового хода (господин Зусак вводит в ткань повествования образ Смерти, которая сама ужасалась своей работе в середине прошлого века), писатель наделяет всё изложение рассказчиком сказочно-ребяческим, неестественным, спорным. Придется слушать его рассказ о девочке, судьба которой предугадываемая.

Когда высказываются, что этот роман о силе слов, о силе книги, мне становится неловко. Этого мало. Сила слов, скажем, была у азбуки Кирилла и Мефодия, помните: «Я буквы ведаю…». Здесь же совершенно иная ценность — сила человеческого духа, безграничной любви к другому человеку. И тогда надо ли нам открывать такой большой роман, чтобы убеждаться вновь и вновь в этой нравственной аксиоме.

Тут я, друзья, умолкаю, дабы Вы сами прочитали столь [не]детский предмет словесного искусства (словесного — да, но и кинематограф не дремлет: «Пианист» — вот Вам картина раз, о том же) и сами решили, о какой краже идет речь: книжной, душевной или жизненной.

Такой солнечный Сидней и такой отягощенный обстоятельствами роман заставляет помечтать о чем-то хоть самую малость светлом. Потому скоро ждет нас однодневное путешествие в художественный мир прекрасной современной писательницы — автора многочисленных короткий рассказов. Если Вы любите Антона Павловича, а его не любить невозможно, то и в неё Вы влюбитесь всей душой. Так что теперь мы, вероятно, услышим нечто англо-французское и отдохнем сердцем.

«See you later, mon ami!»

Оставьте комментарий первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *