«Наринэ»* — мудрое имя для женщины, светлое. Можно Нани, Нари, Нина, однако кажется, становится только теплее.

Наринэ Юрьевна Абгарян родилась в красивом и гордом Берде, в горной крепости Армении, родилась для того только, чтобы в многочисленных своих историях рассказать о земле, взрастившей ее, о своей культуре и национальном самосознании.

От Наринэ-джан нас разделяет огромный океан, тысяча морей и миллиарды маленьких озер и рек… слез. Или другими словами, мировоззренческая концепция, история и метафизика слова. Однако художественная болезненность, надрывность у нас общая. Она тихая и глубокая, как Бердская лунная ночь, как самые кроткие вдохи тоскующей, сиротливой матери-земли, которую сотрясают войны. Войны, которые не заканчиваются никогда. В этом есть ее писательская истина, твердо сказанная в книге коротких рассказов «Дальше жить».

Думаете, сотрясает только война? Или война — это только то, что есть в первом слое? Разве горе от войны, горе от трагедии, горе от смерти — разное? Стало быть, от этих бед никогда не было и никогда не будет рецепта, будет только жизнь. Без нас или с нами, с нашего позволения или без оного. Но она будет. А нас сотрет история, сотрет память. И неважным окажется то, ради чего мы искали ответ на вопрос «зачем».

Эта книга универсальная, инструментально-ментальная, психологизм ее тонок, опытен, потому читать этот сборник нужно аккуратно и медленно, не примеряя на себя десятки жизней, разбитых катастрофой.

Если вы опасаетесь прочитать то, о чем размышляете сейчас, то успокою вас: итог книги предсказан в каждом рассказе и на всякий случай обозначен в заголовке, ибо война в Берде, война Наринэ, война в прошлом веке и в позапрошлом, локальная и мировая, за будущее или за прошлое — безразлично всё. Главное — то, что после конца: невероятное, всеобъемлющее, гротескное желание ЖИТЬ. Все ошибки, наши правильные и неправильные решения, все страдания покрывает жизнь вечная здесь — и в неприступном Берде, и на всем земном шаре.

Так живите!

Словами и буквами Наринэ в этой книге очень хочется любоваться, снова перечитывать, возвращаясь в самое начало абзаца. Ее слог легкий и невесомый, он не способен утомить, усыпить, обидеть. Он только помогает почувствовать, с невероятной простотой помогает осознать, как мы драматично живем, разыгрывая собственный жизненный спектакль, оплакиваем его. А внутри нас тлеет равнодушие. Как мы неправильно живем, не видим нужное, не умеем любить и прощать. Как мы слепы в вопросах хрупкости всего: света, утра и дня.

В книги Абгарян разные лица, палитра высказанных чувств и размах событийности, ты словно качаешься на огромных качелях, которые то гонят тебя к земле, в которую ты упираешься пальцами ног, то взмывают вверх, заставляя расправлять спину.

За слово Наринэ не стыдно. С ее словом комфортно, уютно. Этим словом хочется делиться, потому несколько рассказов я прочитала своим ученикам, а иначе как еще говорить о том, что должно быть в душе каждого ребенка — о беспрестанном поиске ответов.

За мастерство, за вечность, за торжество мира уже должна существовать какая-нибудь вселенская литературная премия. Я непременно вручила бы ее этой светлой писательнице, книга которой теперь стоит тут, рядом со мной.

*Наринэ — в переводе с армянского «светлая».

Оставьте комментарий первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *