День 33

33 года лежал на печи Илюша Муромец: играл в планшет, читал «Сельские ведомости» и думал о ком-то. Все мы немного Илюши.

Сегодня сказали, что следует уехать на дачу. А я уехала бы в Петербург. Дошла бы до Исаакиевского, потом сторонкой до Эрмитажа, остановилась бы на набережной и глядела на величественный город трех эпох и вечной грустной стихии дождя. А потом снова пошла куда-нибудь, как когда-то все великие русские писатели и поэты. Променад был бы антикарантийный. Но, увы, будет карельское озерцо и лютики у крыльца в две шаткие ступеньки. Настроение нынче Есенинское: мысли сжаты, сердце голо.

Зато сколько места книгам! Я Вам назову «Крейцерову сонату», но не будем ее читать. Давайте откроем его рассказы. Вы еще не догадались, что на полке ищем Льва Николаевича?

ЛН удивительно прагматичен. Для малышат он придумал азбуку с Филипком, для старшеклассников — романы сразу лет до 30. А для нас, тридцатипятилетних, — анекдоты про жизнь. Откроем сказик «Старик и смерть» и удивимся басне. Это Вам не Крылов! Это по-толстовски сказанная шуточка. Таких у Льва Николаевича немало. Так что почитайте, поразмышляйте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *