День 52

Правила есть правила: остро их ощущаешь, когда неожиданно бежишь за крепежом в Леруа Мерлен. Очередь в магазин прямо до твоего крыльца, но гулять внутри можно только в группе с девяноста девятью другими сумасшедшими, у коих тоже приспичилось что-то по сантехнике.

Со следующей недели запускают новый городской аттракцион: попади в троллейбус. Какая всё-таки давняя мечта — сидя ехать в общественном транспорте, притом что это намедни законодательно отрегулировали. Однако поиграть в «займи место» я, увы, не смогу: мне до работы — шаг вперед.

Но хватит уже новостей, озаботимся делом духовным — чтением. Сегодня наткнулась на письма великих людей к другим людям, великим и не очень. Я бы в первую очередь рассказала Вам про М.И. Цветаеву. Вот уж и писательница! И писала, и писала письма своему драгоценному господину Пастернаку. А тот, хитрец, ушел от жены. «Куда?» — спросите Вы? Не к Цветаевой. И зачем тогда эта вселенская любовь, страсти, посвящения стихов? И ведь после такого малость романтические натуры поверят, что любить можно на бумаге! Жевать пирожки от жены, спать в теплой постели, любить сына — и боготворить совершенно чужую, далекую женщину. Поэтично ли?

Цветаева и Пастернак встретятся. И ничего не выйдет, не появится, и даже не померещится в этой встрече, и нечего будет сказать, и почувствовать, и увидеть, и понять. Всё пустота. Эпистолярная любовь всегда такая, надменная и недолгая.

Но что любовь! О любви, кстати, печально много знал господин тот-еще-денди О. Уайльд. Однако он любил как раз не на бумаге, хотя пострадал за это не меньше поэтессы. Что же получается? Не любите — дружите, друзья любезные. А что там после дружбы, пусть ирландец- красавец нам и расскажет.

Откроем короткую сказку «Настоящий друг». Не стоит недооценивать Уайльда: утка с крысой в своей метафоре на многое способны. Вопрос в том, на что способны Вы, чтобы считаться преданным другом. Так что почитайте, поразмышляйте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *