«Я вырасту большой и тогда всё сам узнаю. Узнаю, почему бывают виноваты люди, если они решительно ни в чем не виноваты»

М. Зощенко

Государственный музей литературы «XX век» расположился в самом центре исторической жизни Петербурга, в доме трагической судьбы, в квартире писателя-сатирика М. Зощенко. Мы отправились в этот музей, потому что Ахматовский и Пушкинский на Мойке, 12 был, к нашему разочарованию, закрыт. Надеялись услышать о жизни писателя, узнать историю дома, окунуться в литературную атмосферу 40-х и 50-х гг прошлого века.

Первое, что ощутили, было чувство тяжести и мрачности, потому что прежде всего квартира — вековое место, дом памяти, на фасаде которого заметны таблички проекта «Последний адрес».

На серебристой поверхности написано имя и год, когда человек был арестован. Вторая дата — смерти. С первой она чаще не совпадает.  Зощенко не был репрессирован, в отличие от более трагичной истории той же Ахматовой, например, однако объектом гонений Михаил Михайлович стал, и однажды был бы рад выбрать другую себе судьбу.

Мне кажется, он был мужественным и невероятно человечным писателем, скромным, относительно счастливым человеком. Он готов был отдать жизнь за Отечество, получив множество орденов за доблесть. Он не был против, он не был за. Он просто был сыном своего времени. Два раза это время поставило ему кол: на выпускных экзаменах в гимназии за сочинение и в 1946 за всё, что было написано после сочинения.

Из постановления Оргбюро ЦК ВКП(б) от 1946:

… Зощенко давно специализировался на писании пустых, бессодержательных и пошлых вещей, на проповеди гнилой безыдейности, пошлости и аполитичности, рассчитанных на то, чтобы дезориентировать нашу молодёжь и отравить её сознание. Последний из опубликованных рассказов Зощенко «Приключения обезьяны» <…> представляет пошлый пасквиль на советский быт и на советских людей. Зощенко изображает советские порядки и советских людей в уродливо карикатурной форме, клеветнически представляя советских людей примитивными, малокультурными, глупыми, с обывательскими вкусами и нравами…<…>

А ведь за некоторое время до этого Зощенко был представлен к награде за труд во время ВОВ. Стало быть, [виновен]. Злой Зощенко. Писатель, ненавидящий советского человека. (Словно советский человек лучше, особеннее другого.)

С сатирой всегда так: или ты принимаешь непростую правду о себе, или пороки продолжают расти. И они росли. Однако сегодня рассказы Зощенко помещают в учебники, потому что никто лучше не видел человека, никто лучшим не был рентгеном, чем ММ.

Невежество! Только плотное невежество, заселившее наше естество и душу, самолюбие и жестокость подвергаются писательской критике, которая остра, хитра, едка. Не плох человек, плох поступок, плохо мнение, дело, плоха баня, в которую ходит человек. Одумайтесь, невнимательные читатели!

Одумайтесь, К. Симонов! Как пренебрежительно Вы приглашали в Союз писателей Зощенко снова! (Мол, извольте забыть п<р>ошлые рассказы, берите только новые, пострубежные.)

Все мы немного из Зощенской бани. Всем нам умыться неловко. Но Зощенко не в этом. Он в своих замечательных текстах-искрах. И останется в них, как множество судеб навсегда останется в том доме с табличками. Здесь заканчивается их история и начинается наша, в которой каждый выбирает для себя…

Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.

Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы. Посох и заплаты.
Мера окончательной расплаты.
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираю тоже — как умею.
Ни к кому претензий не имею.
Каждый выбирает для себя.

Ю. Левитанский.

Я не выбираю истории, я выбираю книги. Что выбираете вы?

Оставьте комментарий первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *