Письмо молодого главы ипотечной семьи начальнику кредитной службы центрального отделения Бережливого банка

***
Я Вам плачу, чего же боле?
Я раньше мог бы все отдать.
Теперь я знаю, в Вашей воле,
Решеньем долгим наказать.
Но Вы, к моей кредитной доле,
Хоть превышая ставку дня,
Позвольте взять ещё квартиру,
Чуть больше прежней, на меня…*

С ипотекой всегда так, ты можешь ненавидеть Банк, тешить себя надеждой на съём или чудо, но, когда появляется семья, дети, материнский капитал и очередная акция, сразу берёшь на себя бремя двадцатилетнего долга.

Вспоминаются слова Снегга: «(Вы) Вечно ноете, что жизнь обошлась с вами не справедливо. Может, вы ещё не заметили жизнь вообще не справедлива». Раньше человек сначала строил хрущёвку, потом заселялся всей семьёй, включая тёщ и свекровей, затем пытался сбежать, а квартиры вдруг выдавать перестали. Приватизация, как глоток свежего воздуха, словно создана для того, чтобы, наконец, всем досталось жильё. Государство старается изо всех сил, пыхтит, придумывает средства поддержки, но сегодня каждая семья должна думать своей головой и зарабатывать на очередной ежемесячный платёж.

В одной социальной программе мы с мужем стояли года три. Сначала привилегию получения материальной помощи позволяли направить на любое жильё, потом только на новострой, который в нашем городе, увы, хуже шалаша, затем стали «продвигать» многодетные семьи, это кстати, правильно, но всё равно – обидно, и наконец, мы благополучно вышли из очереди, ибо взяли ипотеку, а потом другую, и точно ещё парочку возьмём.

Банк отнюдь не навязывает вам квартиру, не хотите – не берите. Одна моя знакомая ещё с 90-х снимает семьёй, и нормально всё. Никто их не выгонял со скарбом на улицу ночью, не превышал платёж в разы единовременно и вдруг. И кстати, у Обамы в стране это нормальная практика съёмной жизни.

У нас же любят судачить: «Платите за своё, живите у себя». Это так, но сегодня семьи почти каждый день задумываются о расширении, поэтому волей-неволей приходится думать о кредите.

Материнский капитал сыграл злую шутку. Потратил ты его на долг, молодец, – продать уже жильё не сможешь, пока всех своих детей долями не наделишь, ибо Банк лет через 20 с «обманутыми» когда-то сыновьями и дочерьми не желает связываться. И будет человек сдавать свою квартиру, брать новую ипотеку, если финсостояние позволяет.

Человеку моего поколения очень повезло с таким выбором: жить с родителями, снимать или брать в долг у Банка. Может, скоро и этого не останется.

Только грустно вчера стало, когда муж, со словами, полными философской тоски, всматриваясь в десертный столовый прибор, медленно изрёк: «Какой же большой выглядит наша кухня в ложке»…

*Вольная переделка А.С. Пушкина, в частности, письма Татьяны Лариной.

Оставьте комментарий первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *