Иван Иваныч был в том преклонном возрасте, когда праздно прогуливаться по центральным улицам города с лыжными палками было неприлично. Он одиноко жил, не докучал соседям, сидя возле подъезда, не беспокоил врачей разговорами о здоровье, одним словом, интеллигентно коротал остаток своей жизни.

Но недавно у него разболелось ухо. Для своих лет он прекрасно слышал даже то, как вороны препираются друг с другом у горы мусора в дальнем углу двора, поэтому эта ушная неприятность его немало забеспокоила. Он решил обратиться с ЛОРу, но за столько лет в медицине всё усложнили: прежде всего требовалось поучить номерок к терапевту, и только после — к более узкому специалисту. Видимо, люди сами не в состоянии решить, что, когда болит спина, не нужно идти с расспросами к единственному в городе дерматологу.

Делу предстояло быть долгим: собраться, пройти 600 метров до терапевтического отделения (Иван Иванычу с такой близостью ещё как повезло), высидеть очередь, переругаться с регистратором и в бодром расположении духа отправиться обратно.

В регистратуре оказалось проветривание, затем случился обед, а когда он закончился, набежали хамоватые молодые люди со словами: «Мы стояли!» Иван Иванычу в тот день номерок так и не достался. Регистратор злилась, что пациент пришел так поздно, а мог бы постараться дозвониться — чего очередь создавать!

Ему предложили, как это часто бывает, явиться без номерка. Он всю ночь не спал, волновался. Как он сможет пройти без очереди, без важной бумажки, обделяя других приболевших, крадя у них минутку-другую на осмотр? Но ухо совсем глохло, и он решился.

Утром пришёл минут за двадцать, чтобы скромно попросить номерок к ушному врачу. Таких, как он, собралось немало. Публика была разношерстная, но все эти пустые лица отличала прям какая-то внутренняя потребность: нет да и сорваться на кого-нибудь, кто явился «без разрешения»! Они так и зыркали глазами в поисках такого безбилетника, гордо крутя в руке свой номерок. Иван Иваныч смутился, сел на дальний стул, почти у самого гардероба, и никак не мог подобрать слов, чтобы задать сокровенный вопрос: «Кто последний?» Последних с каждой минутой прибавлялось. То и дело в очереди вспыхивали скандалы: кто-то бранился и даже запугивал физической расправой, — едва ли не случилось драки. Пациенты театрально вставали и уходили, а кто-то постоянно заглядывал в кабинет врача и теребил усталую регистраторшу. Иван Иванычу всё еще было неловко, он так и промолчал весь приём, а это пять часов, и, наконец, последним тихо постучал в дверь: «Приёма нет!» «Как нет? Так ведь секунду назад еще был!» Он готов был молить врача о номерке, лишь бы не приходить сюда снова и снова. Врач, со всей своей гиппократовой высоты, равнодушно пробубнила: «ЛОРа нет, идите к платному»…

В ту ночь Иван Иваныч не спал: всё переживал. Посматривал то на часы, то на клочок неба за окном; хорошо, что ухо уже прошло само.

Оставьте комментарий первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *