Одно из основополагающих качеств любого, даже самого захудалого учителя — это чувство такта. Нет такта — нет отношений с учеником. Странность в том, что в методике, во всяких бумажных регламентирующих пособиях никакой деликатности, по всей видимости, не имеется, а жаль.

Намедни коллега удивила меня грустной среднестатистической историей про сочинение по русскому языку из средней школы под рабочим названием «Мой папа». С точки зрения предмета проверяется умение описывать, грамотно подмечать уникальные особенности личности, а также логичность, распространённость письменной речи, её правильность и широта. И кажется, этому сочинению миллион лет, как и его собрату «Про каникулы». Могу поспорить, что, во-первых, не у всех есть папы, и более смышлёные ученики, возможно, написали про дедушек. А во-вторых, уверены ли мы, что папами все ученики гордятся и подавляющее число пап стоит темы сочинения? У моей коллеги муж имеется, горделиво описать его не составило бы труда ученику-отличнику, но вот несчастье, профессия его такова, что тактичнее и разумнее было бы умолчать, может, упомянуть мельком, а то и попросту соврать, придумав что-то более консервативное. К удивлению, папа работает на кладбище.

Мы не живём в СССР, где фраза «родители устанавливают рекорд на заводе» — престижная. Сегодня и заводов-то тех нет, да и ценность высшего образования «ради диплома» возросла, потому козырнуть в сочинениях «на пять» можно лишь сферой менеджмента и едва ли медициной и педагогикой.

Но бестактность той Марь Иванны даже не в заурядной и дежурной теме, а в том, что скромный ученик получил жирную журнальную «двойку» за нашу действительность, за своих родителей, о которых можно написать лишь одно предложение — про работу, что с утра и до ночи, потому что одежда, еда, кружки, и кстати, школьные финсборы на многочисленные подарки, цветочки, потолки и стены — всё это стоит денег, которые имеют право добываться везде, лишь бы честно. (Обидно, но современные ученики почти ничего не делают своими руками, головой, сердцем и творчеством, ибо начиная с сада простенькие поделки поделки мастерят для галочек родители, порой даже без детей, по ночам, и подумайте, это кому-то надо!)

Печаль развязки истории в том, что, узнав правду, Марь Иванна посчитала кладбище некорректной деталью для задания и велела описывать маму, которая трудится по ночам в магазине, чтобы эта самая Марь Иванна с утра покупала молоко и хлеб свежей даты и нормальной кондиции.

Другой пример об отсутствии учительской душевной тонкости из моей школьной жизни. Не умею я рисовать, мои родители тоже, я не вижу мир геометрическими фигурами, не понимаю пропорции и не могу перенести его на бумагу кистью. Однажды по литературе требовалось проиллюстрировать миф Древней Греции. То, что мама нарисовала — я и понесла. Наши каракули зачем-то выставили на доску: все смутились. Но это полбеды, необходимость заключалась в рассказе о рисунке. Есть вещи, которые нельзя оценивать, которые даже нельзя сравнивать, и то задание предназначалось лишь, чтобы увлекательнее представить себе мир литературы древности, а получился в тот урок художественный суд.

Мы, учителя, почти не знаем, отчего наш ученик сегодня такой, а назавтра другой, чем он живёт, какая у него семья, зато любим ковырнуть его изнанку на всеобщее обозрение да в журнал для РОНО. А наши министры всё жаждут изменений, растят космическую личность, вешают на школы горы документов, проверяют и перепроверяют, а надо-то лишь малость — создать среду, инфраструктуру, ту, что с дверями без скрипа и не из прошлого века, полами и стенами не за счёт родителей. А непосредственным участникам образовательного процесса не хватает лишь осознания: бумажность, годовой план и пед.обязанность лишь разделяет их, ибо учитель быть обязан другом, а не судьёй и вечным ФГОСным прокурором.

Оставьте комментарий первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *