Если бы Ева не попросила на выходных собрать листья для гербария, я бы и не заметила в понедельник, что наступила осень. 8.30. «Здраасьте!» — как говорится. Звонка ей только не хватает.

По такому случаю наш дедушка заметил бы, что «сентябрь коснулся его слуха», что «кудри у дубрав наконец золотятся». Что ж, ему виднее, почему осень, такая осязаемая, решила добраться теперь и до ушей.

Со мной она ведь не больно-то уж и разговаривает. Так, «с Днем знаний», «с днем рождения», «с именинами» и вот теперь — «соберите листья».

И пока она чутким людям кое о чем шепчет, другим — неожиданно открывает совершенно невероятные оттенки меланхолии.

Что бы мы ни делали, чего бы ни разрушали, ни строили, ни мудрили и перемудривали, осень всё примиряет, подытоживает, уравновешивает и успокаивает.

Как бы весело ни встречали лето, короткое или долгое, как отчаянно ни хотели его забыть, как ни хватались бы за него, будет за осенью последнее слово. Ее слово — зима. Дескать, посмотрите, все ваше жизненное добро, барахлишко опыта — не важнецкий-то и вопрос. Важнецкое только то, что человек вдруг вчера оторвал глаза от земли и посмотрел по сторонам. А кругом цветопись — летопись.

После такого огненного пунктира вдруг неожиданность. Раз — дражимость. Раз — 2021 год на носу, два — у меня дети сдают ОГЭ , три — через пару лет я перестану считаться молодежью, четыре — мои зубы быстрее меня уходят на пенсию, пять — каждый год в школе — это новый шаг, а предыдущий год вовсе этот шаг не облегчает, напротив, твою легкую поступь сдувает всё теперь. Машу вслед.

Дайте уже хотя бы признаться, что за картинами, виршами и сочинениями осень не увидишь. Она тут — в сердце. Нам только поучиться бы у нее — быть яркоувядающим. Разве ж сложная философия? Как знать…

Оставьте комментарий первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *