Разберемся для начала с иероглифическими «Р. Дж.» — Ракель Харамильо Паласио, писательница, графический дизайнер, автор немногочисленных романов об отрочестве. Удивительная Ракель. Ее книгу «Урок для Августа» я открыла только для ученической встречи. Закрыть, увы, я не смогла.

«Ученые люди из дальних стран

Над моей кроваткой

Стоят, глубоко

Задумавшись над загадкой.

Наверное, я одно из чудес —

Божье творенье.

Им остается только гадать,

Нет объясненья»

Натали Мёрчант, певица

«Я — урод», — так скажет про себя главный герой. Да и стоит ли об этом говорить вслух? Это же выразят глаза прохожих, руки стоящих рядом одноклассников, разговаривающие рты за соседним столом в школьной столовой.

И раз я уже упомянула сюжет, нам стоит задуматься о главном: внешнее уродство простить труднее, чем внутреннее, которое, к слову, есть в каждом из нас. Внутреннее спрятано иногда даже от нас самих, однако если признать его, то любить себя расхочется. А не любить себя, не жалеть, не пускать слезу невозможно. Эта книга — дань каждой слезинке, пролитой над стозевным чудовищем души нашей.

Читатель задумается: он слишком стар и слишком серьезен для таких интриг. Отнюдь: автор как бы между строк дарит свой текст. Не утруждайся, мол. Глава открывается новой страницей, и эта единственная страница вмещает в себя многое.

Идейный фокус смещается от главного героя к его сестре и родителям, и каждому есть что сказать, у каждого своя правда орбиты жизни, которая инопланетная, с аномалией в одной единственной хромосоме. Их сын с Сатурна, на семи кольцах коего страх, уныние, жалость, одиночество, зависть, преодоление и… принятие. Только Августу 11, а мы — опоздали.

Книга госпожи Паласио прячется на полке и счастлива закричать: «Просто прочти меня, друг!» Не нужно решать, не нужно ошибаться, лишь глаза свои обрати на зеркало букв.

Простой и чистый вышел роман, доброжелательный, состоящий из одних только максим*. Говорите их себе почаще, как например:

«Познай самого себя» или

«Памятник человеку — его дела»

Или высшая доблесть состоит в том, чтобы совершать в одиночестве то, на что люди обычно отваживаются лишь в присутствии многих свидетелей, то есть доблесть в том, чтобы стать самим собой. И тогда заслужить настоящую овацию, не потому что это шанс, а потому что ты хороший человек, таких как ты хватит и для Сатурна, и для всего космоса.

Этот роман о семье, о материнстве, о взрослении. Чему еще должно быть в достатке, чтобы открыть наконец книгу? Ибо выбранная книга и есть мы.

*Максима — мудрость, которая станет маяком для вопросов, странствующих по древу вашего личностного поиска.

Оставьте комментарий первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *