Представьте, сколько я сейчас сэкономлю, если на этом закончу статью. Так-то!

А тем временем лингвисты-морфологи, словно созданные для научно-фантастических романов Александра Беляева, кстати, утверждают, что вариативность написания и произношения современного человека-быстрохода зиждется на невероятном усилии — сэкономить. И здесь не захочется соглашаться.

Где уж мы, друзья, не экономим, так это в речи. «Алмазна сыплется гора с высот четыремя скалами», не так ли? Стало быть, все экспрессивные попытки сказать короче всего-навсего лень и, только, пожалуйста, никому не рассказывайте, безграмотность.

Вы сейчас подумали, что я придираюсь к слову щавЕль или свЁкла? Или к тому прозаическому случаю, когда кофе становится бинарным в нашем глубоко патриархальном мире, приобретая черты чего-то среднего? Вовсе нет.

Однако слово наверное неистово сокращают все точно под предлогом экономии.

Отчего же мы мельчаем: добавляем подержанному лишнюю дэ, дистрибуции — мягкость, орангутанамгэ, хотя в последнем допустимо. А у единственного, малютки-наверное, забирают йэ.

С таким уменьшением всем нам недалеко до Василия Васильевича Каменского, тоже в своем роде морфолога:

Излучистая

Лучистая

Чистая

Истая

Стая

Тая

Ая

Я

Иными словами, не сокращайте, а то можете остаться исключительно наедине с собой, наверно.

Оставьте комментарий первым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *