Языковая среда

«Грамотность не может служить мерилом образованности»

Аристотель

Цифровая культура сегодня не позволяет хоронить в себе писательский талант. Наша речь лидирует на рынке собственной презентабельности. Другими словами, при внешней оригинальности и глубине, скажем, поста в Инстаграме мы не способны грамотно оформить мысли на родном языке: поставить запятые, написать верные буквы, не запутаться в паронимах, заглавных буквах и категориях рода. Вы бы задумались, как правильно написать словосочетание «иметь в виду», если всё предложение в конечном счете будет удостоено нового подписчика?

Думается, что мы живем с уникальным культурным явлением: письмо и говорение теряет грамотность, но при этом умудряется пока сохранить изящество и чувство стиля, если, конечно, отсутствие орфографии не принципиальный шаг автора. Остается загадкой: где набраться стиля, плата за который русский язык?

Разве не нуждаемся мы в чеховском «всё в человеке должно быть прекрасно: и душа, и грамотность»? Разве ошибка — быть консервативным в отношении собственной речи, считая образцом не только Пушкина, но и себя самого? Мне думается, причины этого явления в нас самих и, увы, в школах.

Я преподаю язык с позиции ментора: сегодня жи-ши, а завтра Н и НН. Мои ученики даже успевают писать, думать и изредка воспроизводить мысли. И на экзамен приходят настолько натренированными, что боятся сказать лишнего, а если и говорят, то выходит крайне ляписто и смешливо.

Сколько выпускников сегодня пишут и думают на том языке, который сдают? Ярким примером служит одно из орфоэпических заданий, которые дети выполняет путем зубрежки списка словарных слов, слов, которые они ни разу потом не скажут. (Вот ей-богу, сколько раз в год Вы используете прилагательное мизерный с нужным ударением?)

Дети расставляют знаки препинания в толстовских текстах, но сами стороной обойдут сложное или, что горше, осложненное предложение, исключение сделают разве что для вводной конструкции, ибо сия дает нужный объем сочинению. К слову, мы проверяем количество слов, мы считаем слова, но не идеи, не уровневость и качество размышления. Впрочем, я не знаю идеальнее экзамена, чем сама жизнь.

Мы, к сожалению, ломимся через окно при открытой парадной двери: детскую языковую практику оставляем в одиночестве. Самый правильно и красиво говорящий учитель не способен заразить ученика грамотностью. И даже имея возможность слышать и понимать классическую речь, дети сталкиваются с ограниченями в 45 минут и невостребованностью ответа длиной больше слов да-нет. Нет развивающей среды дома, ибо говорить просто не с кем; в школе же нет, потому что ее никто не создает, побаиваясь искусственности.

Из чего бы вообще эту особенную языковую среду слепила я? Измеряла бы ее местом или временем? Поместила бы туда материальные вещи: столы, стулья, планшеты? Я подумаю.

Языковая среда — это не только инкубатор умной и талантливой речи, это возможность привития языковой и культурной свободы через практику, которая невозможна без книг и общения.

А мы не любим читать. И совершенно правильно, что не любим. Все книги, заданные на лето, дети оценивают со скепсисом начиная с первого класса. Мы говорим ребенку: «Бианки — мастер». В самом деле, столько внеконтекстного материала не встретить и в учебнике по природоведению! Однако хочется ли Вам читать описание трясогузки на пять предложений и взращивания куропаток на десять страниц? Но дети читают такие книги, потому что они правильные. Читая, встречают историзмы из прошлого века, пропуская их мимо глаз и сердца, потому что родителям в отпуске нет дела, поймет ли ребенок про колхоз или нет.

После лета начнется жатва: за всех колхозников придется расплатиться читательским дневником и сочинением. Именно такая среда никуда не годится. Хочется, чтобы ребенок не получал номенклатурно образцы, искал их сам, а найдя, обсуждал свой выбор со сверстником и учителем.

Нужно признать, что дети не говорят, не делятся своими размышлениями, потому что им некогда, им стыдно, что мысли не о Тургеневе, им неловко, потому что их не слушают.

Однако такие беседы и стали бы мерилом образованности. Это господин Аристотель случайно упустил, ибо жил без Инстаграма. И мерилом выбора, который нужно будет иметь в виду: жить, чтобы говорить и писать, или говорить и писать, чтобы жить. В каком случае из этой дихотомии я намекаю на грамотность — Вам решать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *