Литературный блог в авторской обёртке

Слова, которые я пишу, становятся домом, в котором я живу

Хафиз Ширази, персидский поэт

Есть мнение!

Статьи о том о сём.

В Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме есть фото Бродского. Он запечатлен со спины: длинное пальто, впереди метафизика пустоты: «Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини. Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани. За твоею спиной умолкает в кустах беготня. Мне пора уходить. Ты останешься после меня»… Шесть сборников стихов стали итогом его жизни. Три из...

В «Букинисте» редко, но бывает Татьяна Никитична. Вчера удачно: «День. Личное». Грустное. Старенькое. Год 2001. Эссе ее читаешь с периодическими восклицаниями. Таково и с размышлением «Квадрат»: начали за Малевича, а кончили за Толстого. Нимало не смущаясь, Татьяна Толстая обращается к личной драме Льва Николаевича, исчерпанной, как мы знаем, на станции Астапово. До кризиса у писателя...

Читать книгу о словах Норы Галь было огромным удовольствием. Переводчик и лингвист, она в общем и не о переводческих ошибках пишет, скорее о школьных, речевых. Оперирует как хороший врач, вырезая ляпы и уродства. Открытием для меня стало ее понимание мастерства романов Хемингуэя и заслуги в этом мастерстве тех, кто романы эти переводил. Я понимаю, что...

Заметки на полях

Случай в регистратуре:
— Вашей карты нету!
— Но я вчера сдавал!
— Где сдавали?
— Вот в это окно и сдавал.
— Так это окно и не вашего участка! То в окно не то, то на рентгене забудут!
— Но я был у терапевта.
— Я вам новую заведу!
— Это уже пятая.
— Так будьте внимательны! И сдавайте карту в регистратуру!

Я вчера в «Букинисте» за 200 рублей купила третий и четвертый том «Войны и мира» и за 400 «Авиатора». Выгода налицо. В Евгении Водолазкине для учительницы литературы нет ничего важного, того, что можно прочитать другому или захотеть прочитать во второй раз. В его романе «я уеду жить в «Брисбен» — плавное течение мысли человеческой о...